Сериал Интерны
Поделиться с друзьями
Наша группа Вконтакте
 
Новости
О сериале
Герои и актеры
Описаине серий
Фото, обои, музыка
Скачать
Смотреть онлайн
 
Сериал Интерны >> Герои и актеры >> Новые серии «Интернов»: врачи, похожие на пациентов

Новые серии «Интернов»: врачи, похожие на пациентов

Доктор Быков пролежал в коме 10 лет. За это время Купитман стал главврачом, Кисегач спилась. Романенко теперь заведует терапевтическим отделением, Лобанов – венерологией. Полина разжалована до санитарки, а Фил стукнулся головой, стал дурачком и работает в больнице уборщиком, живя в каморке под лестницей… Что, не верите? Правильно делаете: это всего лишь страшный сон доктора Быкова из новых серий «Интернов».

Психика у Андрея Евгеньича шалит неспроста. Беременные жены, гормональные взрывы и семейные неурядицы бывают опасны для здоровья. Поэтому чем дальше, тем сильнее врачи больницы становятся похожи на пациентов. Некоторые даже становятся ими в прямом смысле, например главврач Кисегач, которая наконец-то сляжет в роддом и подарит Быкову сына. Или Лобанов, на родах своей жены упавший со страху в обморок.

Остальные будут болеть коньячным алкоголизмом, ностальгией по Америке, мегаломанией, клептоманией, игроманией, табачной зависимостью, любовью и еще многими столь же прекрасными недугами.

История болезни 1. Быков Андрей Евгеньевич

Диагноз: Запущенная мания величия и хронический невроз, выражающийся в непрекращающемся крике на подчиненных. Быков считает, что никогда не ошибается, мнит себя прекрасным врачом и талантливым педагогом. Болезнь усугубляется тем фактом, что Андрей Евгеньевич действительно почти никогда не ошибается, является прекрасным врачом и смог воспитать даже не поддающихся дрессировке Интернов.

Светлана Пермякова: У Быкова действительно мания величия! Для него это нормально.

Илья Глинников: Тушинский гоблин!

Иван Охлобыстин: Орет на всех, говорите? Но ведь при этом он любит своих коллег. Издевается не над личностью, а так, над поверхностностью. У нас страна полна удивительными, добрыми, жертвенными людьми. Они часто из-за этого страдают, но все равно остаются такими. Ну а так да, Быков – педагог, прапор, старший сержант.

Прогноз на новый сезон: Быков отрастит бороду и использует стриптизершу не по назначению. Но самое главное – он наконец станет отцом!

ИВАН ОХЛОБЫСТИН: «Мне движуха нужна!»

Вы вкладываете в предощущения отцовства Быковым то, что чувствовали сами перед рождением своих детей? Вообще, эти ощущения еще свежи?

Да, я часто вспоминаю свое состояние ожидания ребенка. Но это касается, скорее, первых двух детей. Потому что после третьего ребенка мне уже все нипочем! Но наши сценаристы, у которых есть дети и которые это состояние предвосхищения прекрасно знают и помнят, очень точно прописали нынешний образ Быкова. Так что это заслуга не моя. Впрочем, не отрицаю, что играть будущего отца мне легко.

Вы встречали в жизни врачей, подобных вашему персонажу?

И не раз! Потому что сильные, мощные врачи с высоким уровнем цинизма – их очень много в российских больницах. Я думаю, что многие люди называют такой склад характера грубостью – «вот какой грубый доктор, вот как он мне ответил». А на самом деле это просто ширма, обусловленный профессией прагматизм.

Мало того, я всю жизнь был окружен друзьями-врачами, я их знаю. Разными, конечно, но в основном бюджетниками. Они – веселые ребята! Один мой друг – психиатр, замечательный человек, настоящий врач, идеалист. Я его зову «злой эльф»: он крикливый, шумливый, но людей любит. Причем даже алкоголиков запойных – к нему в отделение только они и поступают.

Чем дальше, тем очевиднее: в старости Быков будет абсолютно невыносимым дедом. А вы?

Я тоже! Если к тому времени моя дочка Варя, будучи микробиологом, не придумает таблетку омоложения. Вообще, если серьезно, мне нравятся все стадии возраста. Господь все распределил мудро: в детстве ты большими наивными глазами смотришь вокруг и у тебя всегда Новый год; потом взрослеешь, растешь, влюбляешься, прекрасная пора; потом наступает момент внутренней борьбы, самокопания; а к старости приходишь, и тебя опять Господь маразмом в детство – и снова Новый год!

Вы не раз признавались, что «Интерны» – работа по-настоящему тяжелая. Как вы проводите свободное время в перерывах между съемками? Существует секретный продавленный диван Ивана Охлобыстина?

Синонимом понятия «свободное время» я считаю несчастье. Ну что значит – «свободное время»? От чего свободное? Мы все очень нескоординированные и много времени тратим на буферные вещи. Я удивляюсь людям, которые долгое время могут находиться в счастливом анабиозе. Удивляюсь и завидую. Потому что сам так не могу, мне движуха нужна. А секретный продавленный диван актера Ивана Охлобыстина – это горный велик, это овраг с хорошо сколоченным трамплином, это хорошие кроссовки либо это татами.

История болезни 2. Купитман Иван Натанович

Диагноз: Алкогольная и сексуальная зависимость. С первой серии первого сезона выпил около ста бутылок коньяка общей стоимостью более 5000 долларов США. Неоднократно (как после коньяка, так и «на сухую») попадал в передряги с женщинами; примерно в трети случаев – с последствиями для физического здоровья.

Светлана Пермякова: Купитман – хронически влюбленный человек. Постоянно в поиске любви. Временно одинок и постоянно доступен. Это ОРЗ одиночества – тяжело, но излечимо.

Илья Глинников: Вадим, блин… (Смеется.) Да, это мой диагноз – Вадим, блин. Или речь о Купитмане? Тогда – Купитман, блин.

Прогнозы на новый сезон: Купитман займет кресло главного врача клиники и бросит пить. Впрочем, все это будет не совсем реально.

ВАДИМ ДЕМЧОГ: «Иван Натанович, здравствуйте!»

Расскажите о новом сезоне. Чем он персонально для вас, для актера Вадима Демчога, отличается от предыдущих?

С моей персональной точки зрения, он отмечен абсолютным отмиранием Вадима Демчога как артиста, который снимается в сериале «Интерны»! Всё! Я во всех интервью говорю, что Демчог больше не снимается в этом сериале. У всех шары на лоб! «А кто же будет играть Купитмана?» Я отвечаю: «Он сам играет себя».
Понимаете, Купитман настолько воплотился и настолько материализовался как персонаж, что я не прикладываю уже никаких усилий как артист. Он существует как абсолютно независимая сущность. Когда начинаются съемки «Интернов», Демчог не просыпается. Просыпается Купитман – и едет на площадку. И если возникают какие-то споры или забавные ситуации, это все его вина. Я к этому уже не имею отношения. Это его манера общения, это он со всеми разговаривает. Кстати, о таком же феномене мне рассказал Один Байрон. У него такое же ощущение присутствия на площадке. Сам Один уже не снимается, это делает Фил Ричардс: реальный врач, абсолютно материализованный. Персонажи, которым мы дали жизнь и к которым уже не имеем отношения.

Это похоже на профессиональную шизофрению. Личность не просто появилась, она отделилась. Зажила самостоятельно.

Да! Это актерский феномен. Я не трактую это как шизофрению, потому что мне нравится то, что происходит. Мало того, для меня это своеобразное признание здоровья. Человек должен быть разным. И на самом деле он вмещает в себя весь мир. И если человек, наоборот, стремится сохранить себя каким-то одним – вот это болезнь! А когда он в одной ситуации один, во второй – другой, в третьей – третий, это нормально. Мир требует от него этого богатства, этой многоликости и этой открытости. На каждую ситуацию быть разным. И лексикон меняется, и повадки, и жесты. Разные персонажи с разными аспектами мира.

Но при этом мы в разных социальных средах остаемся самими собой. Мы лишь слегка меняем стиль поведения, дабы создать комфортные условия для общения и жизни вообще. А вы практически дали жизнь новой личности.

Это уже профессия и уровень мастерства. Я думаю, что музыканты, когда изучают, допустим, концерт Бетховена или Моцарта и растворяются в этом, они дают жизнь новой музыкальной фактуре, рождается новое явление. И так везде. Физики – в своей области, политики – в своей. И это ведь удивительно – наблюдать, какие реальности творят люди на своих местах в разных профессиях! Свои образы есть у военных, учителей, спортсменов. Сейчас достигнуть каких-то новых результатов в спорте, не превратившись в какого-то персонажа с металлокарбоновыми сочленениями, – невозможно! И подсознательно они медитируют на то, чтобы превратиться в кого-то другого, чтобы достичь более высоких результатов, чем способно достичь обычное физическое тело.

Подсознательное творчество?

Именно так. Аспекты творческого проявления. Ну а актерская профессия – это, несомненно, алхимические технологии, когда – да! – создаются гомункулусы, абсолютно обособленные сущности. Я с Купитманом же не дружу! Мне он не то чтобы не интересен, он забавен и в чем-то мне импонирует. Но я не хочу с ним дружить, мне не о чем с ним говорить. У меня друзья немножко другого круга. Но таковы актерские обстоятельства: я должен был дать жизнь этому персонажу, который развивается и существует в такой манере жизни и поведения.

У больных людей вторая личность нередко диктует и стиль поведения, и поступки. У вас не возникает конфликтов с Иваном Натановичем вне съемочной площадки? Не вырывается ли он наружу после финального «снято»?

Ну, он, как хитрый еврей, конечно, перетягивает на себя одеяло. И даже когда я гуляю по улице или захожу в супермаркет с супругой. Когда ко мне подбегают и говорят: «Иван Натанович, здравствуйте!» – раздается мощный щелчок, как на тумблере, и я уже оборачиваюсь Иваном Натановичем. Он активизируется. Кто-то нажал на кнопку, файл открылся, и вот он: улыбка, взгляд. Надо сфотографироваться – пожалуйста. И обнимает человека уже Купитман, а не я. И эти диагнозы, конечно, прослеживаются в профессии. Но это не мешает, потому что уже до автоматизма отработано. Это происходит неосознанно, это именно подсознательные перестроения. Есть клавиатура, есть библиотека персонажей. Иван Натанович же не один в моей коллекции. Они тоже активизируются. Это психофизические ниши, которые – опля! – материализуются, и ты уже проявляешься как не ты.

NB: Все сказанное Вадимом Демчогом в этом интервью было подтверждено экспериментом с детектором лжи!

На съемочной площадке «Интернов» снимали сцену, в которой Иван Натанович отвечал на вопросы. По сюжету Купитман отвечал правду; но Вадим Демчог, играя Купитмана, произносил текст по сценарию, а следовательно, лгал. При этом детектор фиксировал правду! Все, включая оператора этого механизма, были ошеломлены.
История болезни 3. Кисегач Анастасия Константиновна

Диагноз: Затянувшаяся беременность, продлившаяся два сезона и совсем чуть-чуть не дотянувшая до третьего. Приятно, что практически всю беременность Анастасия Константиновна провела на своем рабочем месте.

Светлана Камынина: Я не разделяю мнения, что в сорок один женщина не должна думать о детях и пора собираться в бабушки. Я очень рада за Анастасию Константиновну и поддерживаю ее в решении родить ребенка. Она же любит Андрея Евгеньевича, родить от любимого человека – это прекрасно!

Илья Глинников: Скала!

Иван Охлобыстин: Я считаю, что в период беременности с бабами лучше не связываться. И Быков тоже так считает. У нас, у мужчин, задача функционально-хищническая: приносить, добывать, кормить, ублажать и отмазываться, чтобы не попасть под горячую руку. Потому что любой стресс отражается на ребенке.

Светлана Пермякова: Всю беременность Кисегач постоянно подчеркивает свою независимость от Быкова. Но ни один сумасшедший не признает себя сумасшедшим. На самом же деле наша главврач – хронический быковист!

Прогнозы на новый сезон: После долгого-долгого перерыва Кисегач снова станет матерью и вступит в сговор с главным врагом Бэтмена – Джокером.

История болезни 4. Глеб Романенко

Диагноз: Синдром нарцисса. Обладая не самым выдающимся ростом и страдая от связанных с этим комплексов, Глеб Романенко выработал защитный механизм: считает себя невероятно привлекательным. Характерными последствиями этого заболевания являются недосыпание, утомление,частая смена сексуальных партнерш.

Светлана Пермякова: Неизлечимый пижон! Такой романенко есть в любом коллективе. Однако хорошим, самостоятельным врачом, мне кажется, он не станет. Средним – да. Поднатаскается, поднатореет. И постоянно будет спрашивать совета, постоянно будет уходить и возвращаться.

Яна Гурьянова: Романенко, скорее всего, уйдет в частную медицину. Чтобы быть статусным.

Светлана Камынина: Романенко – разгильдяй и лоботряс. Но он утихомирится, это же молодость. Через десять лет он может стать прекрасным специалистом.

Прогноз на новый сезон: Глеб Романенко дважды заменит на посту доктора Быкова и откажется от участия в сексуальной оргии.

История болезни 5. Семен Лобанов

Диагноз: Синдром патологической лжи. Лобанов врет постоянно, зачастую в ущерб самому себе, нередко – даже осознавая пагубность последствий. Постоянная ложь является причиной большинства проблем Семена. В частности, именно из-за нее от него однажды ушла супруга.

Илья Глинниов: «Семен Лобанов» – это само по себе уже диагноз.

Светлана Пермякова: А вот из Лобанова может получиться хороший доктор! Он упертый, настойчивый. У таких людей количество рано или поздно переходит в качество. Тут важно, чтобы у него в семье все было хорошо. При такой хорошей жене и доктор будет хороший.

Яна Гурьянова: Лобанов станет хорошим врачом за счет своего опыта. Семен, как человек абсолютно из народа, народ чувствует хорошо. А для врача это очень важно.

Прогноз на новый сезон: Лобанов станет отцом, будет спортивно бит пациентом и попытается заработать деньги на Быкове.

История болезни 6. Фил Ричардс

Диагноз: Классический комплекс неполноценности, усугубленный чуждой языковой и профессиональной средой, в которой Фил невольно ощущает себя изгоем. Стремясь компенсировать последствия комплекса, Фил постоянно пытается привлечь внимание окружающих, но не всегда находит у них понимание. Точнее, не находит его никогда.

Светлана Пермякова: Филя прекрасен! Он уже обрусевший американец. И уже очень хороший доктор. Он хороший товарищ, и с юмором у него, слава Богу, все хорошо. Конечно, он здесь осядет и возглавит одно из отделений. Присосался и хорошо растет (смеется).

Один Байрон: Всегда, когда иностранец входит в русский коллектив, будут шутить и издеваться так, что невозможно будет понять, где голова, а где другие части организма. И это прекрасно! Но вначале меня это так бесило! Так обидно было! Американцы так не шутят. Надо сказать, что в Америке люди слишком серьезно к себе относятся.

Яна Гурьянова: Ричардс, скорее всего, когда-нибудь все же вернется домой.

Прогноз на новый сезон: В новом сезоне Фил выстрижет себе ирокез, напьется с Купитманом и соберет обманным путем деньги со всего коллектива больницы.

ОДИН БАЙРОН: «Здесь я занимаюсь искусством»

Насколько сложно было человеку, прошедшему американскую актерскую школу, вписаться в коллектив российских актеров?

А я и приехал сюда потому, что в Америке нас не учили, как это – быть артистами. Нас учили, как ходить на прослушивание, как найти агента. Это важно, и этого нет в России. Но это только часть профессии. Многие русские коллеги этого не понимают, не знают, как правильно оформить резюме, подобрать фотографии и так далее. Но. Я очень рад, что уехал оттуда. Потому что здесь я занимаюсь именно искусством. Здесь я стал артистом, и это самое главное. Притом что я, безусловно, оценил и важность тех знаний, которые я получил дома.

В одном из своих интервью вы сказали, что больше всего в России вам нравятся пряники с джемом.

Да, это распространенная история. Но я совершенно не помню, чтобы говорил такое! Впрочем, ваши пряники с джемом – это и вправду очень круто.

Ну а кроме пряников? Что вам полюбилось в России? Серьезно.

Омуль! Байкальский!

Ну, это же не серьезно!

Это очень серьезно! Кухня – это серьезнейшая тема. А если совсем серьезно… Я полюбил Москву. Особенно исторический центр, где старые дома. У нас нет такой истории в Америке.
Когда я приехал с американцами, у нас был единственный выходной день. Все занимались-занимались, а я брал плеер и шел гулять по Москве. А теперь у меня велик, я постоянно на нем езжу. А еще я полюбил своих друзей. Это самое главное. Эти люди и есть для меня Россия. Я приезжаю сюда, чтобы быть с ними.

А где больше времени проводите – в Америке или в России?

Здесь. У меня база – здесь.

В одном из интервью вы сказали, что в Америке люди не подшучивают друг над другом так, как в России. А вы уже научились подшучивать по-нашему над своими коллегами?

Естественно! Я очень стараюсь!

Многие актеры, в том числе те, кто задействован в «Интернах», говорили, что стать собственно актерами они не мечтали. У вас изначально сложилась актерская мечта или хотелось посвятить себя чему-то иному? Той же музыке, к примеру.

Я занимался музыкой с детства. Но, кажется, у меня не было такой мечты – стать музыкантом. На самом деле у меня вообще не было мечты как таковой. И актером я стать не мечтал тоже. Просто так сложилось. Моя мама сочла, что быть актером интересно, и однажды привела меня на прослушивание в местный театр. Потом в гимназии я участвовал в школьном музыкальном театре, пел, получал неплохие роли. Я вообще пою хорошо. И станцевать могу! Но через два года в университете я понял, что музыкальный театр – это не мое. Я не хочу туда. Так что как только появилась возможность учиться в России, я ею воспользовался.

Вы еще не устали играть в «Интернах»?

Нет! Я получаю удовольствие. Я надеюсь, что сценаристы подарят нам новые истории. А я со своей стороны будут искать возможность подать эти истории свежо.
История болезни 7. Полина Ульянова

Диагноз: Ранняя стадия развития синдрома Туретта. Полина непроизвольно, очевидно не осознавая, хамит людям. В результате окружающие предпочитают избегать общения с Полиной. Согласно последним данным фундаментальной медицинской науки, хамство при синдроме Туррета является вокальным тиком. Как правило, с возрастом он исчезает.

Илья Глинников: Уколотая!

Яна Гурьянова: Полина является одним из раздражающих элементов сериала. Что-то вроде маячка у всех на глазах. Это раздражитель, на который должен среагировать зритель. Она – полнейший контраст Вари. У Полины полностью отсутствует даже намек на деликатность. Отсюда масса позитивных ситуаций. В «Интернах» представлены все узнаваемые типажи людей. Мы всех их знаем! Парень из соседнего подъезда или клубный тусовщик, мальчик-красавчик. Точно так же и Полина является подобным узнаваемым персонажем. Наглая девочка-ураган. Мы ведь все терпеть не можем иметь в жизни дело с наглыми людьми. Но такие люди вызывают у нас и наиболее сильные эмоции. Наглость Полины на самом деле безобидная, но узнаваемая. И из-за этого – особенно раздражающая.

Светлана Пермякова: С Полиной мой персонаж пока не знаком (смеется). Тут предстоят еще обследования!

Прогноз на новый сезон: Полина поработает санитаркой, уговорит Кисегач на незаконную коммерческую деятельность и обворует Быкова.

ЯНА ГУРЬЯНОВА: «У Полины все еще впереди»

В отличие от театральной деятельности и большого кино, сериал – это постоянные съемки, почти непрерывный процесс. Не боитесь, что однажды он станет рутиной?

Знаете, я всегда волнуюсь, выходя в кадр. У меня нет такого: «ОК, ребята, давайте следующую сцену!» И моя мера ответственности ничуть не меньше, чем в театре. Я не чувствую никакой рутины. Мне не приходится себя подстегивать, чтобы не было скучно.

Какие моменты поведения Полины вам, актрисе Яне Гурьяновой, наиболее сложно играть?

Сложно оправдать глупость Полины в некоторых ситуациях. Иногда мы видим настоящую Полину, как в том моменте, когда она говорит Быкову, что он может ее уволить, потому что уровень преподавания не тот, на который она рассчитывала. И видно, что Полине действительно важно лечить людей. Но есть моменты, когда она показывает тотальную непробиваемость, какую-то неоправданную глупость, происходящую от небольшого ума и отсутствия тонкости. Вот такое мне играть тяжело.

А вам не кажется, что в Полине это от возраста? И со временем это может пройти?

Да, наверное. Мы ведь видим ее совсем молодой. Возможно, она изменится с возрастом.

Как вы считаете, почему девушка с таким характером, как у Полины, решила пойти именно в медицину?

Это вопрос вопросов. На самом деле Полина жутко «допытливая». Она же действительно хороший специалист. И она действительно хочет стать хорошим врачом. Но вот почему именно врачом, сказать очень трудно.

По прошествии сезона съемок вы все еще руководствуетесь сугубо сценарной задачей или активно привносите в образ Полины что-то свое?

Безусловно, я вложила в Полину, бумажного персонажа, нечто из-за границ сценария. Это необходимо, чтобы персонаж ожил. Но мой персонаж еще не успел раскрыться полностью, у него все впереди. За другими интернами мы следим три сезона, мы видим, как они развиваются. А у Полины было всего 20 серий, и она не успела раскрыться. Все впереди.

С врачебной точки зрения, кому бы вы прописали просмотр сериала «Интерны» в обязательном порядке?

Всем без исключения. Без противопоказаний. Я думаю, сериал «Интерны» такого уровня, что способен заставить смеяться даже тех людей, у которых совсем тяжело с чувством юмора.
Общий анамнез Интернов

Светлана Камынина: Потенциально они все хорошие врачи. Несмотря на определенные человеческие недостатки. Вопрос в том, позволит ли каждый из них этим личным недостаткам помешать карьере. Но если они будут работать в этом направлении, то все будет. В настоящий момент в них заложено все, чтобы стать хорошими врачами. И хорошая школа, и прекрасный руководитель интернатуры. Поэтому у каждого из них есть шанс стать хорошим врачом.

Яна Гурьянова: Хорошими врачами, я думаю, все станут. Потому что тот опыт, который дается им руководителем – Быковым, – сложно недооценить. Это и человеческий опыт, и педагогический, и медицинский.

Светлана Пермякова: Да тут вообще все хроники в хорошем смысле слова. Но одиночек тут нет. Это семья. В семье случаются непростые ситуации, но она все равно остается семьей.

Иван Охлобыстин: Я бы им оду всем посвятил! Не стыдно будет на страшном суде составить список тех, с кем дружил. За каждого можно подпись оставить кровью.

P.S. ВЯЧЕСЛАВ ДУСМУХАМЕТОВ, АВТОР И ПРОДЮСЕР «ИНТЕРНОВ»

У «Интернов» мощная команда сценаристов. А были ли моменты, когда вы, продюсер, накладывали вето на какие-то моменты сценариев или, напротив, вносили свои идеи?

Не надо воспринимать продюсера как нечто большое, грозное и кричащее. У нас иначе построена работа. Мы прежде всего коллектив товарищей и работаем сообща. Всё пишут наши основные креативные продюсеры: Дарья Грацевич, Антон Морозенко и Дима Пермяков. А со мной советуются по стратегическим вопросам – новые сюжетные линии, герои, утверждение кастинга и так далее.

Вы учились на медика. Представьте, что жизнь сложилась иначе и вы делаете карьеру медика. Могли бы оказаться в таком коллективе? И если да, то на месте кого из героев?

Каждый из начинающих докторов попадает в более или менее похожий коллектив. И я бы стопроцентно оказался. И стопроцентно на роли человека, на которого кричал бы какой-нибудь «доктор Быков».

Как часто и за что?

Ну, вы же понимаете, что Быкову без разницы, как часто и за что кричать. Это просто форма донесения информации. Его методика преподавания.

Вообще, на учеников надо кричать для закрепления знаний?

У меня родители – педагоги. И изучая различную литературу, которую они мне давали, я узнал, что есть множество методик преподавания. Одной из которых является крик и даже физическое воздействие (смеется).

Можно ли сказать, что «Интерны» ваше любимое детище?

С проектами как с детьми. Нельзя кого-то любить больше, кого-то меньше.

abakan-news.ru

 
Яндекс.Метрика